АРКАИМ:
байки, легенды, предания
arkaim-a.ru
АРКАИМ, ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬ. АРКАИМ МЕСТО СИЛЫ. ГОРЫ АРКАИМА. АРКАИМ ФОТО. ARKAIM
Экскурсии
БЛМПС
Об Аркаиме
О сущностях
О горах
О всякой-всячине
Фотогалерея
Гостевая
Контакты
Александровский
Главная >> О горах >> МОГИЛА АЛПАМЫША: ПОСЛЕДНИЙ РАСКОП
МОГИЛА АЛПАМЫША: ПОСЛЕДНИЙ РАСКОП
В мае 2003 года мы уехали далеко от Аркаимской долины – за двести пятьдесят километров, в Зауральскую Башкирию, копать мегалитический комплекс у села Ахуново. Местные жители называют его Алпамыса-кабере – «могила Алпамыша», великана-богатыря, защитника степного народа, героя многих башкирских, казахских и татарских сказаний.

 

Мегалиты Ахуново – самый удивительный древний памятник, который мне приходилось исследовать. Вокруг большого, двухметровой высоты центрального камня, тридцатиметровым кольцом стоят восемь менгиров. Еще один менгир установлен внутри кольца – и три в отдалении от него, на севере и на юго-западе.
Раскопки позволили обнаружить еще одно кольцо – это восемь столбовых ямок, окружающих центральный менгир внутри кольца мегалитов. Распределение по окружности древних столбов, стоявших в этих ямках, и соответствующих им менгиров, совпадает.

На комплексе с нами работал замечательный специалист по древней астрономии Андрей Кузьмич Кириллов. Его измерения и расчеты показали, что в древности комплекс, вероятно, использовался как пригоризонтная обсерватория. Наблюдения с его помощью восходов и закатов Солнца и Луны позволяют определять ключевые даты календарного цикла – дни зимнего и летнего солнцестояния, весеннего и осеннего равноденствия, моменты смены циклом высокой и низкой Луны.

Раскопки потребовали от нас огромного напряжения и самоотдачи. Мы вскрыли почти тысячу квадратных метров – очень серьезную площадь по археологическим меркам. Нашли более двухсот древних предметов – главным образом, обломки и развалы керамических сосудов; полтора десятка каменных орудий. Мы работали истово – я помню, как в разгар раскопок Вячеслав Савин говорил мне: «Ведь это же лучший памятник, который мы исследуем за всю свою жизнь. Нам никогда уже не доведется найти и раскопать что-нибудь подобное!».

В результате работ мы смогли предложить и обосновать два варианта датировки объекта: рубежом третьего и второго тысячелетий до н.э. и второй половиной второго тысячелетия до н.э. – правда, мы так и не смогли однозначно остановиться на одном из этих вариантов. Главное – другое.

Мы так и не поняли этот объект по настоящему, так и не ощутили его подлинный смысл. Я даже нафантазировать по его поводу ничего не могу – полная остановка фантазии, ступор, амок. Ступор – на фоне непрекращающегося чувства вины…

Археология – жестокая дисциплина. Мы не только изучаем – но, одновременно, и уничтожаем древние объекты. Как правило, полностью изученный – это и полностью уничтоженный памятник. Конечно, нам остаются чертежи, фотографии, вещи в музейных фондах… Дело не в этом – как ландшафтный объект, как явление окружающего мира, памятник перестает существовать.

Конечно, с менгирами все обстоит не так печально, камни не гибнут под нашей лопатой. И мы во всех раскопках старались по-возможности бережно вести работу, не рушить менгиры – и восстанавливать рельеф памятника после завершения работ. Как правило, это удавалось – лучше или хуже. Но здесь – тысяча квадратных метров. Как тут его восстановишь, этот рельеф…

Конечно, это возможно – но нужен опять большой отряд, как и для раскопок, чтобы в ручную засыпать всю эту землю обратно. Такой возможностью я не располагал… Плюс ко всему – отдельные местные жители, привлеченные нашими работами, начали предпринимать самостоятельные раскопки в районе менгиров. Когда мы уехали, некоторые менгиры были подкопаны и повалены. Мы выехали снова, купили цемента, притащили мелких камней – и забетонировали основания всех менгиров. Не знаю, помогло ли это…

Вроде, помогло. Говорят, что местные власти огородили памятник забором и следят за его сохранностью. Дай-то Бог. Вот только все наши заборы недолговечны. Камни стояли тысячу лет. Мы стронули их – и, боюсь, запустили процесс, который, раньше или позже, закончится гибелью памятника. Не надо было этого делать – понял я в то лето. Количество получаемой нами при раскопках культовых сооружений информации совершенно неадекватно вреду, который мы наносим этим сооружениям, вписанным древними людьми в священную структуру мира.

Говорят – нельзя их по-другому исследовать. Ну что же, лучше вовсе отказаться от исследований, чем уничтожить древнее святилище, вплавленное тысячелетиями в природный мир и культурный ландшафт.

Кроме того – это не правда, что без раскопок нельзя изучать культовые сооружения древности. Европейские врачи тоже считают, что без разрезания тела нельзя изучить организм. А традиционная медицина выработала массу методов воздействия на целостную систему живого тела – и сделала это вовсе без вскрытия живых животных и умерших людей.

Короче – каждый выбирает для себя. Я – выбрал, и больше ни единого древнего святилища исследовать раскопками не буду. Это был последний раскоп на таких объектах.

Наш отряд продолжает работать. В 2004 году мы провели совместную российско-монгольскую экспедицию, исследовали традиционные элементы современной культовой деятельности монголов, обращенной к почитанию степного мира. В 2005 году выезжали в Горный Алтай – встречались с людьми, причастными традиционному сакральному знанию. С 2006 года опять сосредоточили работы в Зауральской степи – и изучаем сейчас семиотические особенности культурного ландшафта.

Путь в древность не обязательно должна прокладывать лопата. И браться за нее можно только там, где это не причинит вреда.

Древность открывается нам на степных дорогах, в полузабытых сказках и новых песнях, в шелесте трав и падении капель дождя. Степь и древность неразделимы. Ведь в сердце степи до сих пор живет негасимое пламя Юности мира.

С листьев падает пепел,
Судьба не простила долги.
В кронах бесится ветер,
Кружится над миром другим,
И холодной небо
Не бросит ни капли дождя,
С листьев падает пепел,
С листьев падает пепел.

Каждый шаг был отмерен
И взвешен на горьких весах,
Каждый час был наполнен
Холодным дыханием ветра,
Каждый стебель травы
Отражался в ночных небесах,
С каждой каплей дождя
Уходили назад километры.

Посмотри, как огонь
Догорает в холодной золе
Посмотри, как над степью,
Встает одинокое солнце.
Ты увидишь, что пепел
Покрыл все леса на земле,
Но под пеплом все также
Стучит беспокойное сердце.

 
« ГОРА ЧЕКА: ТАЙНА СТЕПНОГО ЭСКАЛИБУРА


сайт создан ТГ Дизайн вовремя

© 2010-2015 Аркаим-А

При использовании материалов прямая гиперссылка обязательна.